00:30 

Rainbow-in-the-sky
L'amour ne se commande pas
А выпуск все ближе. Об этом не принято говорить, я знаю. Глупое правило. Потому что некоторые люди могут думать, что в Наружности их никто и ничто не ждет, что им некуда идти, что жизни вне Дома нет, и замыкаться в себе, и начинать думать черт знает о чем. А если бы они просто поговорили об этом со своими друзьями, то могли бы найти выход и понять, что все не так уж плохо. Но не говорят. Смотрю я на людей в Доме и понимаю, что так мало знаю об их жизни за пределами Дома. Ну за исключением тех, чьи конфликты с родителями настолько громки, что не узнать о них просто не было возможности. А остальные? Есть ли им куда идти? Так больно иногда понимать, что кому-то, возможно, нужна твоя помощь, но ты не знаешь об этом, потому что он тебе никогда не расскажет, а ты никогда не спросишь. А ведь ты и хочешь, и можешь помочь.
За кого я спокойна, так это за Длинного и Удильщика. Они-то точно знают, чего хотят в жизни и как этого добиться. Целеустремленность, которая не может не вызывать уважения. Другой и Спичка тоже хорошо относятся к Наружности, надо будет спросить, какие у них планы, а то я начинаю испытывать иррациональное беспокойство за судьбу всех и каждого. Вавилона нужно просто за уши вытаскивать из этого болота. Надеюсь, у меня это получится. Потому что если он не примет мое предложение, я его лично придушу просто. Пацифист - дитя Дома, c ним даже разговаривать бесполезно. Надеюсь, что Мелкого заберет Сэр, потому что у Сэра отношение к Изнанке очень здравое, а у Мелкого - нет. И отвезет его наконец на настоящее море. С его разрешения даже я могла бы отвезти, не проблема. Осталось только Мелкого убедить, что море не внутри, а, к примеру, на Лазурном берегу. Переживаю за Шкуру. Вроде бы, семья у него есть, но захочет ли он к ней возвращаться - кто знает. Тоже надо будет поговорить. Странно, что я почти ничего не знаю о девчонках, как-то у меня не сложилось с подругами. Мальвина, вроде, после родительского дня ходила довольная. Сорока в полном неадеквате, с Белкой не знаю, что творится. Об остальных не знаю вообще ничего. С Книжницей надо будет поговорить, она производит впечатление наиболее открытого к диалогу человека. Интересно, куда собирается Анчар? А то кроме того, что он приехал из другого интерната, о нем тоже ничего не известно. И самый главный вопрос - Шаман. Который день хожу вокруг него кругами, и хочу задать только один вопрос. Но его же нельзя застать в одиночестве, а такие разговоры ведутся только один на один. Ходили слухи, что его родители хотели отключить его от системы жизнеобеспечения. То есть родители у него все-таки есть, но судя по всему, сын им не очень-то нужен. Но с другой стороны - в Наружности же чума. В наше время найти человека не так уж сложно. Неужели он не захочет снова увидеть ее? Однако же, он Хозяин Дома, и вряд ли Дом его просто так отпустит. Но я не хочу об этом думать. Потому что если он решит уйти туда... вобщем, на Изнанку, все равно я сейчас сожгу этот листок, а значит могу говорить здесь все, что думаю без утайки и красивых фраз. Я просто не хочу об этом думать. Совсем. Я поняла, почему он от нас ушел, почему его так долго не было, но он так и не сказал, почему он вернулся. А что если он решит уйти еще раз? Надо же, какая ирония, так ждать его возвращения, чтобы через пару месяцев снова потерять, и на этот раз навсегда. Когда я об этом думаю, хочется вообще его не видеть. Потому что... это слишком жестоко. Я в тот раз-то с трудом это пережила. Привязаться еще раз, чтобы еще раз потерять? Не думаю, что выдержу что-то подобное. Вот и не знаю, что мне делать - избегать его и попытаться окончательно убить все чувства, или дорожить каждым мгновением, пока мы оба еще здесь. Черт, может зря я себя накручиваю, и вовсе не собирается он уходить? Будет жить со своей Чумой долго и счастливо. Несмотря на то, что я когда-то сама была в него влюблена, сейчас меня такое положение дел абсолютно устроит. Лишь бы он был и лишь бы он был счастлив. Пусть даже мы не будем общаться, Чума явно не захочет меня видеть, но я буду знать, что он есть, что, если я захочу, я смогу в любой момент ему позвонить, увидеть. Если же он уйдет... Это все равно что смерть. Умершие ведь тоже живут в каком-то другом мире, но мы с ними никак взаимодействовать не можем. Это все равно что добровольное самоубийство. Я просто не могу этого допустить. Я не-мо-гу. И в то же время если таков будет его выбор, имею ли я право мешать? Не имею. Но иногда так сложно принять чей-то выбор. Надо будет все-таки с ним поговорить, иначе я от этого неведения совсем поеду крышечкой. Ну почему все так сложно? -__-

URL
   

And that's why I smile

главная